Фанатизм (религиозный)

Фанатизм (религиозный)

Фанатизм — это зависть не по разуму (Рим. 10: 2), основанная на вере без любви и без разума. В святоотечестве в этом смысле обычно употребляется выражение непреодолимая зависть, основанное на словах апостола Павла (Рим. 10: 2).

Слово «фанатик» сейчас используется везде и всегда. Действительно, фанатик — это носитель ложной идеи, которую он принимает без рассуждений и оценок через горячее воображение и веру в себя. Фанатизм — это претензия на особую моральную элитарность и нежелание понимать другого.

Термин религиозный фанатизм, наряду с его прямым значением, часто используется:

  • нерелигиозные люди осуждают христиан, ответственных за свою веру, они практически выражают это в своей жизни.
  • атеисты, пропагандирующие нечестие. При этом акцент делается на преступлениях, совершаемых под знаменем религии. Здесь есть два контраргумента: 1) фанатизм противоречит заповедям Христа; 2) атеистический фанатизм (в России, Франции, Испании, Мексике…) привел к значительно большему количеству жертв, чем религиозные.

Что такое фана­тизм? Кого можно назвать фана­ти­ком?

иеромонах Иов (Гумеров)

Фанатиков (лат. Fanaticus — неистовый; связанный с корнем fanum — храм) в древности называли служителями языческих культов, действия которых часто сопровождались проявлением ярости. В 3-й книге Царств есть история о том, как жрецы Ваала установили свое богослужение на горе Кармил: и взяли дарованного им теленка, приготовили его и с утра до полудня нарекли имя Ваалу, говоря: : Баал, послушай нас! Но не было ни голоса, ни ответа. И они поскакали к алтарю, который они сделали. И они начали громко кричать, и, как обычно, они кололи себя ножами и копьями, так что кровь пролилась на них (3 Царств 18: 26,28).

Святые отцы не применяли этот термин к христианам, так как он генетически чужд принципам христианской веры и наделен определенной смысловой обусловленностью. Они всегда давали точные названия различным отклонениям от здравой христианской веры. Часто в святоотечестве выражение ревность не является второй причиной беспричинной ревности.

«Что касается любого действия, если вы делаете его без размышлений и исследований, знайте, что оно тщетно, хотя и достойно, потому что Бог вменяет истину по благоразумию, а не по неразумному действию» (св. Исаак Сирин. Аскетические слова Слово 89. О вред неразумной ревности, которая скрывается за маской божественной ревности, и помощи, исходящей от кротости и других моральных качеств).

Причины нерациональной ревности разные: гордость, тщеславие, самонадеянность.

Такое неразумное рвение особенно опасно, когда оно подпитывается демонической лестью: «Поэтому учите других жестоко истощать его тело постом, бичеванием, сном на голой земле и другими подобными злокачественными проявлениями плоти, чтобы он впал в гордость, мечтая о том, кто творит великие дела »(Преподобный Никодим Святорец. Невидимая брань. Гл. 44).

Святые отцы также пишут о разрушительных последствиях таких отклонений от здравой христианской веры: «Наш Бог есть Бог мира и приносит весь мир Божий. И ревность к истине, когда она от Бога, мирна, кротка, сострадателен ко всем, даже к тем, кто нарушает истину. Потому вы поймете, что свирепая жестокость, воспламенившая вас, не Божья. Враг сел на ваше сердце и так неестественно воспламенил его… »(Святой Феофан Затворник. Письма к разным людям на темы веры).

Слово фанатизм активно использовалось с XIX века неверующими и либерально настроенными христианами, отклонившимися от светской традиции, против тех, чья религиозность не ограничивается холодным исполнением ритуалов.

В двадцатом веке это стало одним из самых распространенных понятий в лексиконе атеистов. Расплывчатый и расплывчатый по смыслу, в эпоху массового неверия оказалось очень удобным осуждать любую религиозную деятельность, выходящую за рамки привычного сознания. Как только человек, который ходит в церковь три-четыре раза в год (получить крещенскую воду, освятить торт и зажечь свечу, когда возникает проблема на работе), он начинает посещать церковь каждый месяц, знакомые начинают говорить, что он стал фанатиком.

Священное Писание учит нас очень ответственно относиться к Слову. «Ты не скажешь того же слова: одни будут жить снова, другие убьют твою душу и, возможно, душу твоего ближнего. Поэтому сказано: да будет слово Твое всегда в благодати, растворенной в соли (Кол. 4,6) (Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе).

Религиозный фанатизм. До недавнего времени это понятие ассоциировалось только со школьным курсом истории времен СССР. Но кое-что изменилось. И не только здесь, а по всему миру. Теперь словами «экстремизм», «фанатизм», «фундаментализм» пестрят все газеты, а каждый второй политик говорит о «толерантности» и «толерантности”.

Однако очень часто одни и те же понятия для разных людей могут означать совершенно разные вещи. Что такое религиозный фанатизм?

Для нерелигиозного человека любое проявление религиозности вообще может показаться проявлением религиозного фанатизма. Я пошел в церковь, стал соблюдать посты — фанатик; говорит, что аборт — это грех — экстремист; Что ж, если он добрым словом вспоминал царскую Россию, то он был просто великодержавным шовинистом.

Таким образом, для нерелигиозных понятия «верующий» и «фанатик» практически идентичны. Напротив, для православного обвинение в фанатизме звучит как минимум оскорбительно.

Что означает само слово «фанатизм»? «Фанатикос» — в переводе с латыни «неистовый». Воспитанные в западных фильмах, современные русские представляют верующих именно так: нетерпимых, безумных, посмертных, с глазами, горящими нездоровым экстазом.

Однако такое состояние с точки зрения православного аскетизма может быть оценено только отрицательно. Православие — это вообще трезвая религия. Духовная трезвость. Он не призывает человека к высоким духовным состояниям, он не предлагает полететь с помощью воображения или эмоций на трансцендентные расстояния для общения с ангельскими сонмами и ликами святых. Напротив, категорически предостерегает от таких «полетов.

Православие только приглашает человека выглядеть трезво, без розовых очков. Внимательно посмотрите, что внутри, в сердце. Посмотрите, что там на самом деле происходит.

Фанатизм совершенно чужд, противоестественен нормальной православной духовности. В Православии есть понятие «ревность о Боге». Пример людей, проливших кровь за веру, — мучеников — всегда был и остается славой и хвалой Церкви. Разве это не проявление фанатизма?

Действительно, во все народы и во все времена прославлялись те, кто отдал свою жизнь за свой народ, страну, просто за своих соседей. И вообще, если у человека нет в жизни чего-то, что он сам ценит выше своей жизни, то это означает лишь то, что он еще не поднялся выше уровня просто звериного статуса.

Возникает вопрос: готов ли сам человек умереть за свою веру, или он готов убивать за это других людей, даже ценой своей жизни? И здесь христианин видит границу между готовностью к самоотречению и фанатизмом.

Для христианина неприемлема сама идея насилия над чужой свободой. Это органически вытекает из христианского учения о Боге: Сам Бог по отношению к людям не допускает никакого насилия со своей стороны. Христианин будет защищать свою свободу даже с оружием, но он никогда не посягнет на свободу другого. С другой стороны, фанатизм стремится утвердить свои «истины» во всем мире посредством насилия 1.

Фанатизму безразлично духовное развитие человека, его цели находятся в этом «земном» измерении. Совсем не то же самое в Православии. Вся духовная жизнь православного человека направлена ​​внутрь. Христианин видит все свои проблемы в себе, он там — центр его борьбы, там, в его сердце, «дьявол борется с Богом» 2, и там, в глубине своего сердца, под грудой грехов и страстей, это сокровище сокрыто — Царство Божье, — что в мире больше ничего не стоит. В этом главное отличие «религиозного рвения», «духовного рвения» от фанатизма.

Это не значит, что все, что происходит вокруг, совершенно не беспокоит православных. Просто главный фронт борьбы за спасение души находится в душе, а не в Думе и не в окопах. Апостол Павел писал: «.. наша борьба (борьба — II) идет не против крови и плоти (то есть народа — II), а против начальств, против властей, против властителей тьмы мира сего, против злые духи на небесах »3. И духи злобы не угрожают нам автоматами или« поясами шахидов », они врываются в наши сердца вместе с гневом, ненавистью, гордостью, похотью, жадностью и прочими страстями.

Там, где утерян правильный вектор духовной войны и начинается борьба не с духами злобы, не со своими страстями, а с «плотью и кровью» — с людьми, там возможно возникновение религиозного фанатизма.

Возможны ли такие явления в христианстве? В нормальной духовной жизни нет. Если искажено — да. Вот почему мы находим исторические примеры религиозного фанатизма не только в других религиях, но и во многих христианских общинах, которые отошли от полноты Православной Церкви.

Фанатизм (религиозный)

Ислам, родом из Аравии, завоевал полмира огнем и мечом. Католицизм пытался утвердить свое господство через крестовые походы. Протестанты, колонизируя Америку, осуществили геноцид коренного населения. Различные секты часто устраивали кровавые расправы над теми, кто не спешил искать спасения у своих лидеров.

Православие же отличается терпимым отношением к иноверцам. Твердо настаивая на том, что именно Православная Церковь обладает полнотой истины, Православие не требует уничтожения тех, кто так не думает. Тысячу лет православная Русь господствовала на огромных территориях, но нигде не жгла костры с язычниками, буддистами или мусульманами 5.

Многие народы обращались в православную веру, но всегда силой проповеди, а не силой оружия. Те же народы, которые вошли в Российскую империю со своими убеждениями, никогда не подвергались угнетению по религиозным мотивам. Кроме того, из казны православной империи строились мечети, содержались ламы и муллы.

Когда хотят обвинить православных в фанатизме, обычно вспоминают старообрядческий раскол 17 века. Действительно, трагические события, связанные с расколом, произошли не без вины высших иерархов.

Но можно ли считать старообрядческий раскол органически характерным явлением Православия? Наоборот. Отсутствие у людей элементарного духовного образования, чрезмерный ритуализм, пристрастие к мертвой букве и человеческим традициям — все это искажения, а не нормальное состояние Церкви. Но именно это стало причиной раскола. Репрессии против старообрядцев проводились правительством, а не церковью.

Достаточно вспомнить, что протоиерей Аввакум был казнен, когда сам Патриарх Никон уже был низложен и сослан. Преследование старообрядцев было актуальной проблемой для государства, и именно под его давлением церковная иерархия оправдала их. Запреты Церкви на раскольников были наложены не русскими епископами, а восточными патриархами.

Как уже было сказано, фанатизм отнюдь не типичен для Православия. Это происходит из неправильной духовной жизни. В сектах, где нельзя говорить о правильной духовной жизни, фанатизм — самое питательное средство. Газовые атаки сторонников Аум Синрикё и воинственные призывы Белых Братьев еще не исчезли из памяти; сообщения о преступлениях сатанистов регулярно появляются в прессе.

Только правильные духовные ориентиры, правильная духовная жизнь могут спасти человека от фанатизма. А Православная Церковь предлагает средства, которые могут спасти общество от опасности эскалации религиозного экстремизма.

«Вы — соль земли 6», — сказал Господь апостолам, первоначально сформировавшим Церковь. Церковь — соль земли. Что такое соль? Первый консервант, известный людям. Что-то, что предотвращает разложение. Чем дальше люди удаляются от Церкви, тем отчетливее запах разложения. Без Церкви мир сгниет, испорченный своими беззакониями. Одно из последствий духовного разложения — фанатизм, и только Церковь может противостоять ему без ОМОНа и спецназа.

Удобная печать, PDF и электронная почта

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector